Юрист в Чите


Малиннник

Как на ВАЗе УАЗ делали

Почти 30 лет назад, в конце 1989 года, на Ульяновском автомобильном заводе началась работа над новым автомобилем, получившим индекс 3160 и собственное имя — «Симбир».

Собственно говоря, работа началась раньше, она вообще не прекращалась со времен постановки на конвейер УАЗ-469 ака «Козел». Ульяновцы постоянно пытались придумать что-то более современное, однако все, что придумывалось, не годилось для крупносерийного производства категорически. По разным причинам — но не годилось. И к концу восьмидесятых завод подошел с унылым модельным рядом, востребованным преимущественно у колхозников и военных. Не самая перспективная аудитория в условиях смены социализма на капитализм.

Тогда УАЗ еще пытался сделать новый внедорожник для военных (проект «Вагон», знакомый нам под индексом 3172) и его гражданскую модификацию 3172-01, но их начали проектировать еще в 1980 году, так что «семьдесят вторые» устарели еще до появления первых ходовых прототипов. К тому же 3172 не подходил для роботизированной сварки, на которую УАЗ сделал ставку, закупив изрядное количество сварочных роботов KUKA Roboter. Тем не менее все невеликие конструкторские ресурсы завода в конце восьмидесятых годов были брошены на доводку именно «семьдесят второй» модели, на другой проект сил уже не хватало. И УАЗ решил проектировать новую (сугубо гражданскую) машину с помощью специалистов ВАЗа.

Ниже — история о том, как вазовцы помогали разрабатывать «Симбир», каким они его замыслили и что из этого вышло.

В начале 1990 года начальник отдела дизайна ВАЗа Виктор Кряжев пришел к своим коллегам-дизайнерам с интересной новостью: намечается сотрудничество с Ульяновским автозаводом. И, типа, надо туда съездить и на месте посмотреть, что к чему. В командировку послали Евгения Лобанова (впоследствии — автора дизайна Калины) и начальника бюро дизайна Валерия Сёмушкина.

Сёмушкин и Лобанов за несколько дней на УАЗе перезнакомились с тамошними ребятами — дизайнерами, конструкторами, даже поучаствовали в небольшом худсовете по обсуждению пластилиновых макетов перспективного минивэна. Любопытно, что на УАЗе тогда уже работал Сергей Гайсин, который потом стал директором НТЦ ВАЗа, а сейчас руководит НАМИ. С Гайсиным, конечно, тоже познакомились.

А потом главный конструктор Виктор Чирканов и его помощники уже сами приехали в Тольятти. И состоялось первое большое совещание у тогдашнего директора НТЦ ВАЗа (еще недостроенного!) Константина Сахарова. Там-то и была, как сейчас модно выражаться, «озвучена» идея сотрудничества: помочь ульяновцам в создании облика нового внедорожника. Именно так: формально вазовцам поручали только дизайн, но де-факто это означало расширенную помощь в проектировании. То есть во всем, что касается облика автомобиля — компоновке, светотехнике, даже в какой-то степени ходовой части. Сахаров сказал: подумайте, выдайте свои рекомендации по оптимальным конструкторским решениям.

В дизайн-центре создали группу для работы над новым УАЗом. Стоит перечислить всех ее участников: дизайнеры Виктор Кряжев, Валентина Новикова, Валерий Сёмушкин и Владимир Степанов, главный инженер НТЦ Виктор Штерц и начальник участка Владимир Бельков.

Ульяновцы передали в Тольятти компоновочные чертежи и черновое техзадание (утверждено оно было немного позже). Предлагаемые размеры не были догмой, многое зависело от того, каким получится экстерьер. Так что в определенном диапазоне можно было «подвинуться». Изначально на УАЗе «тележку» вообще хотели оставить от модели 31512, что сковывало полет фантазии вазовцев. Но по мере адаптации «хотелок» к действительности все больше проявлялась неизбежность серьезной ревизии старого шасси.

Переднюю рессорную подвеску вазовские испытатели без особой деликатности забраковали, она не обеспечивала ни управляемости нормальной, ни безопасности. И с тольяттинской подачи на УАЗе разработали новую пружинную подвеску с мостом «Спайсер», ее даже успели опробовать на небольшом количестве серийных 3151.

Работа началась с постройки посадочного макета. Соорудили каркас, параллельно делали эскизы оформления экстерьера и интерьера. Кряжев первым сделал несколько набросков.

 

Расскажите о нас своим друзьям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заказать рекламу
Помощь сайту
Мы “ВКонтакте”